Статьи

Предлагаем Вашему вниманию  интервью с Татьяной Мальчиковой, президентом Гражданской комиссии по правам человека СНГ, а также широко известным спикером и экспертом по вопросам злоупотреблений в сфере психиатрии и психологии, которая принимает активное участие в проведении данной выставки у нас на Украине.

Татьяна Мальчикова

- Итак, Татьяна, скажите, пожалуйста, пару слов об этой выставке. Что собой представляет этот проект?

- Данная выставка – это международный проект, который уже представлен в 17-ти странах мира. Выставка эта не стационарна, она перемещается по разным городам, сейчас она проходит в Киеве до конца декабря, затем мы будем продвигаться дальше по Украине. Вход бесплатный и каждый желающий может принять непосредственное участие в обсуждении волнующих его вопросов.

 

- Кто финансирует данный проект и какова его цель?

- Его финансирует Гражданская комиссия по правам человека (ГКПЧ) – это некоммерческая общественная организация, которая занимается расследованием и преданием гласности нарушений прав человека в области душевного здоровья.
Целью выставки, прежде всего, является просвещение людей в области нарушений прав человека в психиатрии. Существует такое понятие как право пациента на добровольное информированное согласие. Это право есть у каждого человека, оно было прописано в Нюрнбергском кодексе, и заключается в том, что любой пациент должен знать о возможных методиках и последствиях предлагаемого врачом лечения. Пациенты психиатров лишены такого права по причине того, что в психиатрии пациентам не сообщается информация о методах диагностики психических расстройств, о способах  лечения расстройств и о последствиях такого лечения. Выставка реализует право любого человека иметь полные данные о психиатрии, об используемых в психиатрии способах диагностики и о всех возможных последствиях психиатрического вмешательства.

 

- Считаете ли вы что процент людей с психическими расстройствами в ХХI веке значительно увеличился  по сравнению с предыдущими веками?

- Знаете, на мой взгляд, каждый человек в своей жизни может столкнуться со сложной жизненной ситуацией или проблемой, когда ему может потребоваться помощь. Но из-за этого ставить на человека клеймо «неадекватного» или «психически больного» крайне неразумно и опасно – как для человека, так и для общества. Сейчас подобный подход просто выгоден. Человеку ставят психиатрический диагноз, прописывают рецепт на психиатрический препарат, и он превращается в постоянного потребителя психиатрических веществ, вызывающих не только массу побочных эффектов, но и привыкание. Это определенного рода бизнес, и не секрет, что каждый год в психиатрии изобретаются новые психические расстройства, для которых создаются новые препараты.  С моей точки зрения, процент людей, имеющих психические отклонения, не стал больше по сравнению с прошлыми веками – люди всегда имели массу проблем и испытывали много страданий, просто сейчас психиатрам выгодно ставить все больше диагнозов и прописывать все больше препаратов. Именно поэтому проблема психических расстройств искусственно раздувается, в первую очередь, самими психиатрами.

 

- Какова причина психических расстройств человека?

- Есть две причины:

  • Первая – это медицинская, которая заключается в том, что в теле человека существует реальное скрытое физическое заболевание, которое запущено, и которое может привести к тяжелым психическим отклонениям. Например, интоксикация организма, опухоль мозга, гормональные отклонения, дефицит витаминов могут привести к тяжелым психическим проявлениям – у человека могут появиться сильные галлюцинации, агрессия, психоз. Недостаток гормонов, продуцируемых щитовидной железой, может вызвать депрессию, пониженный сахар в крови в сочетании с усталостью надпочечников способны повлечь перепады настроения, которые вызовут эмоциональные вспышки.
  • Вторая причина – социальная. Это социальные условия и отношения. Окружение человека может настолько давить на него, что у него может развиться неадекватное и антисоциальное поведение.

Генетика не имеет к психическим расстройствам никакого отношения. До сих пор в мире не найдено не одного научного подтверждения тому факту, что психические заболевания передаются по генетической линии. Пока это только теория, хотя сейчас стало популярным скидывать все проблемы человека на генетику, и утверждать, что существуют «хорошие» и «плохие» гены, которые определяют дальнейшую жизнь человека.

 

- То есть, сами психиатры могут поставить лже-диагноз совершенно здоровому человеку с целью своей собственной выгоды?

- Именно так это и происходит. Психиатр придумывает новый диагноз, а затем фармкомпания выпускает новый психотропный препарат. Не секрет, что многие психиатры, стоявшие за исследованиями и за выходом на рынок новых психотропных препаратов, имели личный финансовый интерес в выводе данного препарата на рынок. В зависимости от количества прописанных рецептов «больным», многие психиатры получают свою долю прибыли за популяризацию данного психотропного препарата.

 

- Объясните, пожалуйста, в чём отличие психиатра от психолога?

- Психолог не применяет психотропные препаратов, но он может направить пациента к психиатру. Психолог с помощью общения и своих методик пытается справиться с проблемой пациента. У психиатров же есть только три варианта «лечения»:

  • назначение психотропного препарата;
  • хирургическое вмешательство – операции на мозге;
  • шоковые терапии.

 

- Что собой представляет психотропный препарат?

- Психотропный препарат – это препарат естественного или искусственного происхождения, который, прежде всего, влияет на функционирование центральной нервной системы человека, приводя к изменению его психического состояния. Психотропные препараты ничего не улучшают в теле человека, они лишь только могут запустить опасный биологический процесс, который может стать необратимым. По сути, действие психотропного препарата схоже с действием наркотика на организм человека. К такому препарату появляется привыкание и множество других опасных эффектов.

Так, к примеру, 12 международных регулирующих агентств выпустили предупреждение на стимуляторы о том, что они являются причиной:


  • склонности к депрессии;
  • бессонницы;
  • мании;
  • психоза;
  • проблем с сердцем;
  • инсультов;
  • внезапной смерти.

 

- Если человек уже принимает такой препарат, может ли он самостоятельно прекратит свое лечение?

- Никогда нельзя самостоятельно бросать принимать психиатрический препарат. Это может грозить летальным исходом для человека, поэтому делается это только под медицинским присмотром. Поначалу дозу постепенно уменьшают, и в зависимости от индивидуальных реакций человека на данный препарат, принимаются определенные меры предосторожности.

 

- Имеет ли право человек отказаться от психиатрического лечения?

- По закону имеет, в том случае, если человек дееспособный. Если человек лишен дееспособности, то ему будет трудно что-то изменить, а в Украине лишенный дееспособности человек не имеет возможности даже подать заявление в суд о восстановлении своей дееспособности, что нарушает все нормы международного права. Существует множество примеров, когда родственники насильно отправляют своих родных в психиатрические лечебницы с целью получения квартиры, где последних лишают дееспособности и затем на всю оставшуюся жизнь помещают в психоневрологический интернат.

 

- Вы не могли бы привести конкретные примеры?

- Да, я об этом писала в своем ЖЖ. Пару месяцев назад в Гражданскую комиссию по правам человека поступило заявление от гражданки Москвы Натальи Вороновой, которая имеет квартиру в Москве в долевой собственности со своим сыном.

Впервые Наталья Воронова была помещена в психиатрическую больницу №3 г.Москвы в апреле 2003 года по заявлению своего сына. С апреля 2003 по март 2011 Наталья Воронова семь раз помещалась в психиатрическую больницу по инициативе своего сына всегда по одной и той же схеме: в 2-3 часа ночи, когда она спала, сын открывал квартиру, впускал в нее сотрудников скорой психиатрической помощи, которые забирали Наталью в психиатрический стационар без ее согласия. В психиатрической больнице Воронову принуждали подписать согласие на лечение, предварительно сделав уколы тяжелых нейролептиков, угрожая при этом продлить срок госпитализации до полугода. По словам Натальи, в результате этих госпитализаций, от приема нейролептиков ее здоровье сильно подорвано. Сейчас Наталья живет в съемной квартире в Москве, в свою квартиру она попасть не может, так как сын забрал у нее ключи и заставил дать согласие на то, чтобы сдавать квартиру, угрожая Наталье лишением дееспособности и помещением в психоневрологический интернат до конца жизни.

Эта история во многом созвучна с историей москвича Владимира Леонова, который был помещен женой в психиатрическую больницу и находился там, в течение двух лет без своего согласия. Параллельно жена лишила Владимира дееспособности, стала его опекуном и перевела Владимира пожизненно в психоневрологический интернат № 3 г. Москвы, где Владимир Леонов находится до сих пор. Естественно, что теперь квартирой, которой Владимир Леонов владел вместе со своей женой, распоряжается его опекун – жена.

И таких примеров множество. Самое страшное то, что людям в такой ситуации некуда обратиться за помощью. Они становятся заложниками в психиатрических лечебницах, без возможности хоть как-то изменить эту чудовищную ситуацию.

 

- Правда ли то, что сейчас во многих странах мира обращение к психиатру стало модой?

- Да, это действительно так. В Америке даже существует целое понятие о семейном психиатре. Это считается нормой. В любой удручающей ситуации люди обращаются за помощью к психиатру или к психотерапевту, который пропишет соответствующее «лекарство» к вашей проблеме. Предположим, парень расстался со своей девушкой, у него стресс, вот, пожалуйста, вам поможет вот эта таблеточка. Проблемы на работе? Не стоит переживать, примите вот эту таблетку. И так далее, до бесконечности. Со временем такая практика становится  всё более популярной и в других странах, во Франции и Японии это уже тоже нормальное явление.

 

- И детям такие препараты прописываются наравне со взрослыми?

- 20-ти миллионам детей во всем мире прописаны психотропные препараты. И во многом здесь ответственность лежит на родителях, которые добровольно принимают такое «лечение» для своих детей. Ребёнок может быть очень активным, у него может быть снижена концентрация внимания из-за непонимания чего-то на уроке, и это вполне нормально. Это вовсе не означает, что ему необходимы стимуляторы или корректоры поведения.

При этом агентства по контролю над оборотом лекарственных средств (в США, Канаде, Австралии, Великобритании) предупреждают, антипсихотические препараты могут стать причиной смерти. И всё же их приписывают маленьким детям.

 

- Нам известны случаи, когда американские школьники применяли насилие к собственным одноклассникам и учителям, безжалостно убивая и тех, и других. Связано ли это с приёмом психотропных препаратов?

- Знаете, мы получили довольно интересную статистику по этим случаям, 9 из 13 таких детей принимали психотропный препарат на момент совершения преступления. По 4 другим медицинская информация осталась засекреченной. Психотропные препараты могут сами по себе вызывать агрессию, насилие, смертоносное воображение, суициды. Во время приема таких препаратов человек может не контролировать свое сознание, мысли, действия.

 

- К чему ещё приводили приёмы таких препаратов?

- В Америке множество таких примеров, возьмем хотя бы Кейтлин Макинтош. 5 января 2000 года 12-летняя Кейтлин повесилась на шнурках от ботинок в кабинке школьного туалета. Всего лишь за два месяца до этого на нее повесили ярлык «депрессия» и прописали антидепрессант «Паксил», применение которого привело к назначению ещё трёх психотропных препаратов. Её отец Глени сказал: «Она не могла контролировать потребление этих лекарств: они доводили её до состояния, когда она не могла больше контролировать свои чувства, и она этого не вынесла».

 

- Какова стоимость психиатрических препаратов?

- Если мы говорим об их реальной стоимости (себестоимости), то она составляет всего несколько американских центов. Для потребителя цена препарата составляет $300-400 за упаковку. Это тысячи процентов прибыли. Должный контроль за исследованиями и за выпуском данных препаратов на рынок отсутствует. В разных странах наблюдается одна и та же картина.

 

- Какие страны являются главными производителями и потребителями психотропных препаратов?

- По производству психотропных препаратов явный лидер – США. По количеству потребления таких лекарств, сказать сложно. К примеру, если мы возьмем Европу, то во Франции, например, каждый четвертый гражданин или принимает, или принимал когда-то антидепрессанты. Широко принимаются такие аппараты также в Японии и в США.

 

- Имеете ли вы определенную статистику по количеству людей с психиатрическими диагнозами в разных странах?

- Это скрытая от общественности информация. Добыть даже какую-то часть данных в этой области практически нереально. Гражданская комиссия по правам человека неоднократно обращалась во множество инстанций с целью получения подобной информации, однако это всегда заканчивалось или отказом, или сообщением об отсутствии такой информации. Очень сложно пролить свет на реальные масштабы этой проблемы, когда всё делается для того, чтобы её скрыть.

 

- Чтобы вы порекомендовали рядовому человеку, который оказался в проблемной ситуации и хочет прибегнуть к психиатрической помощи?

- Я бы никогда не рекомендовала обращаться к психиатру, это однозначно. Это мое личное мнение. Но если человек всё-таки решился обратиться за помощью в эту сферу, то сейчас важно понимать одно, сколько врачей - столько мнений. Проконсультируйтесь, по крайней мере, с 3-4 специалистами в этой сфере, и лишь затем принимайте свое собственное решение. И понимайте, что ответственность за все последствия, прежде всего, лежит на вас, соответственно лишь вам решать, что делать и чего не делать.

 

Хочу выразить свою благодарность Татьяне Мальчиковой за нашу содержательную беседу, результаты которой вы видите в данном интервью, а также пожелать ей дальнейшего личностного прогрессивного развития.

От себя хочу добавить, что проблема в сфере психиатрии, это не исключение, а скорее закономерность, также как и в иных областях человеческого взаимодействия. Конечно, должны быть совершенно иные институты социализации человека, медицинской помощи и так далее, там где человека перестанут калечить и будут предоставлять достойную помощь. Когда заурядный человек перестанет волноваться за свою жизнь из-за отсутствия определенного количества денег у него на счету в банке. Только вот это уже совсем качественно иное общество, которое способно раскрыть потенциал каждого человека, без отсеивания и брака. Брак бывает на производстве товаров, но человек не должен быть браком или отбросом общества.

Татьяна Мацёха

Источник: http://propaganda-journal.net/7723.html

Сейчас 36 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте